Вторник, 21.11.2017, 13:17
ГлавнаяРегистрацияВход
Приветствую Вас, Гость · RSS
Меню сайта
Категории каталога
заметки натуралиста [4]
заповедано [1]
климат [1]
история [3]
традиции [0]
Наш опрос
какую информацию Вы хотите увидеть на нашем сайте?
Всего ответов: 100
 Каталог статей
Главная » Статьи » краевед » история

АВТОРИТЕТНАЯ ШКОЛА

авторитетная школа

 

Из печати вышла замечательная книга-

«Исследователи недр Центральной Сибири»
 

Точнее, ее первая часть, где приводится список людей, работавших в геологической службе Красноярского края и Тывы. К моему огорчению, в списке более чем из 2 тысяч человек нет сотрудников петрографо-минералогической лаборатории Центральной лаборатории КГУ. Я хочу рассказать о заведующей этой лабораторией, руководившей ею 23 года, — Ираиде Петровне Королевой.

Ираида Петровна, или, как она себя называла, Ирина Петровна, родилась в городе Топки Кемеровской области в семье известных в Сибири селекционеров фруктовых деревьев. Но она не пошла по стопам родителей, а выбрала своей специальностью геологию. В 1944 году окончила геолого-почвенный факультет Томского государственного университета и по распре-делению приехала в Красноярск в недавно созданное геологическое управление. О том, какая нужда тогда была в геологах с высшим образованием, говорит то, что ей сразу предоставили жилье. это была комната в коммунальной квартире в так называемом доме специалистов по ул К. Маркса, 88.

Работу она начала прорабом в Саянской ГРП, но уже в 1945 году занялась минералогией в составе Енисейской камеральной партии, а с 1946 года — минералогией радиоактивных руд. С ноября 1947 года И. П. Королева работает в Центральной лаборатории Калининской экспедиции «Енисейстроя», который вел в числе других работ поиски радиоактивного сырья. Здесь она вплотную занялась изучением радиоактивных руд.

Позже Ирина Петровна с улыбкой вспоминала, что о каком-то вредном воздействии этих руд никто не думал, и в центре камеральной комнаты стояла стеклянная витрина с эталонными образцами радиоактивных минералов и руд, присланных из Москвы. В 1953 году она стала заведующей этой лабораторией, но проработала в этой должности недолго: попросилась непосредственно на разрабатываемое тогда Усть-Ангарское месторождение в партию № 4 в поселок Стрелка. По легенде из урана именно этого месторождения была сделана первая советская атомная бомба. В 1954 году работа партии была остановлена, месторождение закрыто. На снимке мы видим коллектив партии — он сделан на память перед расставанием.

Работа с радиоактивным сырьем не прошла даром. Ирина Петровна, совсем еще молодая девушка, тяжело болела. Но в 50-е годы, пока существовал «Енисейстрой», в ведении которого была Калининская экспедиция и Усть-Ангарское месторождение, ей каждый год давали путевки на черноморские курорты, чтобы поддержать здоровье. Позже ей категорически запретили иметь детей, но она пренебрегла всеми запретами и сказала: «Раз я вышла замуж — рожу, кого рожу…» К счастью, родился совершенно здоровый мальчик, и в пожилом возрасте Ирина Петровна помогла вырастить тоже совершенно здоровых, красивых и умных внука и внучку.

Но вернемся в 50-е годы. После ликвидации «Енисейстроя» в 1955 года И. П. Королева пришла на работу в Центральную лабораторию геологоуправления, к тому времени уже относившемуся к Министерству геологии и охраны недр СССР. В феврале 1956 года она была назначена начальником петрографо-минералогической лаборатории и проработала в этой должности до августа 1979 года.

За годы ее руководства была сформирована структура лаборатории, сложился высококвалифицированный коллектив, подготовлено много новых специалистов. Можно сказать, что это были лучшие годы в работе лаборатории, оставившие в памяти тех, кто работал под руководством И. П. Королевой, самые теплые воспоминания и дружеские отношения, сохранившиеся до наших дней. В петрографо-минералогической лаборатории были несколько специализированных групп: минералогическая, петрографическая, минераграфическая, литологическая. У каждой была своя специфика работы, общим было то, что все инженеры работали с микроскопа. К петрографо-минералогической лаборатории относилась и шлифовальная мастерская, в которой изготовлялись лучшие по качеству шлифы в Красноярском крае. У нас проводились тематические работы, технические учения. Сотрудники ездили в командировки по обмену опытом в лаборатории других геологических управлений, в головные институты, на курсы повышения квалификации, курировали работу лабораторий разных экспедиций геологоуправления. Количество сотрудников в лаборатории до середины 80-х годов было 25-28 человек. Прекрасная организация работы в огромной степени зависела от начальника.

В 70-е годы в петрографо-минералогическую лабораторию пришла группа молодых специалистов, в том числе и я. Центральная лаборатория тогда уже работала на хозрасчете, то есть получала только те деньги, которые зарабатывала. Все работы учитывались в условных анализах, а специалисты и лаборанты работали на норме, которую выполнить было непросто. А молодежь надо было учить, до нормы ей было далеко.

Трудно сейчас сказать, как удавалось Ирине Петровне закрыть норму лаборатории. В тонкости своей работы она нас не посвящала. Но лично я всегда с благодарностью буду помнить о том, что Ирина Петровна давала нам возможность изучать эталонные коллекции, работать с литературой и геологическими отчетами. Она требовала от нас не количество, а качество. Ирина Петровна говорила: «Если я вижу, что человек не разгибаясь сидит над микроскопом, а норму сделать не может, значит, не он плохой, а норма неправильная».

Какой это был контраст со сменившим ее начальником, который не мог понять, почему мы копаемся, какую истину ищем в шлифах площадью 2х2 см. А на этих 4 кв. см было в среднем 7-10 минералов, часто много больше — иногда более 20. Работая потом в разных геологических организациях, я поняла, какую замечательную школу кристаллооптических исследований прошла я в лаборатории.Со мной согласны и мои бывшие товарищи по работе, мои дорогие подруги, такие же, как и я, специалисты по изучению вещественного состава горных пород и руд.

Ирина Петровна обладала качеством, которое с высоты моих нынешних лет и опыта общения с многочисленными начальниками, мне представляется достаточно редким — она обладала авторитетом. Ни разу мы не слышали, чтобы она повысила голос или отдала распоряжение с раздражением или обидой. Конечно, были выговоры и замечания, но Ирина Петровна делала их с глазу на глаз. Ни один выговор ею не был сделан публично. Любые разговоры, болтовня, вспыхивавшие в комнате (а нас в ней было 10 человек), когда Ирина Петровна входила, мгновенно замолкали, стоило ей только приоткрыть дверь. Никого и никогда в нашем женском коллективе она не попрекнула больничными листами, а ведь приходилось делать норму и за больных. Наоборот, поскольку мы сидели в одной комнате, то были свидетелями, как она добивалась путевок на курорты для своих сотрудников, устраивала их на консультации к профессорам.

Ирина Петровна не только руководила. Она вела внутренний минералогический контроль, то есть не отходила от своей профессии. Уйдя на пенсию, она еще шесть лет работала минералогом в геологосъемочной экспедиции — описывала шлихи дома.

И. П. Королева была награждена многочисленными грамотами ЦЛ, КТГУ, ПГО «Красноярскгеология», министерства геологии СССР и ЦК проф-союза геологоразведочных работ. Имела и периодически подтверждала забытое сейчас звание «Ударник коммунистического труда». Общий стаж работы И. П. Королевой в геологической службе Красноярского края — 42 года.

Много хочется сказать еще об Ирине Петровне Королевой, но это уже бытовые вещи, выходящие за рамки газетного очерка, хотя именно они дают жизнь в моей душе образу уже ушедшей от нас старшей подруги, нашего учителя. За то краткое время, пока я писала об Ирине Петровне, у меня потеплело на сердце. Долгой памяти хорошему человеку
 
Елена Половинкина
Категория: история | Добавил: nkrai (03.04.2009)
Просмотров: 1004 | Рейтинг: 5.0/4 |
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Сделать бесплатный сайт с uCoz
Форма входа
Поиск
 
Статистика